Поселение, в котором Еськовы провожают уже шестую зиму, находится в двух километрах от посёлка Ильского Краснодарского края. Ему пока не дали официального названия, но среди своих ласково называют «Синегорьем» или «Ведруссией». Это самое большое поселение в стране – здесь купили землю около пятисот человек.

В дороге

На трассе за рулём ярко-малиновой «Нивы» меня встречает Владимир Еськов со своей старшей дочерью Ольгой. В тёплом салоне висят вышитые дочерьми обереги. Мы не спеша едем по ухабистой дороге.
«Сейчас дорога в сто раз лучше, чем была. Сами делали, общими силами полян», – рассказывает Владимир.
По сторонам от проезжей части открывается живописный вид – холмы, покрытые снегом, вдалеке – дубы, берест. Из приоткрытого окна в салон машины проникает воздух – чистый, морозный. Дышится невероятно легко.
Останавливаемся у культурного центра «Илюбинка» (от слияния названий двух рек по обеим сторонам дороги – Иль и Убинка), где подрабатывает Еськов. Ольга показывает мне стенд «Ярмарки ненужных вещей». Здесь можно оставить ненужную вещь и взять любую другую взамен. 
«Вот я как раз привезла юбку, посмотрим, что тут!» – говорит она. 
Фото Алины Меньковой, АиФ.ru
Приятная светловолосая женщина любезно протягивают домашние тапочки, и мы заходим внутрь. В коридоре пахнет аромамаслами, тыквой и какими-то пряностями. Здесь есть большая кухня, пара спален и зал для приезжих гостей, которые могут остаться на ночь всего за сто рублей. Сейчас в этом зале сельчане вместе с детьми готовятся к праздникам, рисуют и вырезают декорации. На полках лежат украшения – ручная работа. Это и браслеты, и серьги, и бусы. Слева от них – вешалки с платьями изо льна. Ольга покупает две кружки с изображением полян «Ведруссии» и кладёт их в пакет. «Родителям подарю!» – говорит она.
Фото Алины Меньковой, АиФ.ru
Мы снова садимся в машину и продолжаем путь. «Ведруссия» только начинает развиваться, впереди её ждёт открытие ещё пока строящегося центра творчества «Родолад». «Почва на этой земле неплодородная. Вот, смотрите: Северная поляна, а справа за ней Eжевичная! – показывает рукой Владимир, ненадолго отрывая её от руля. – Слева – Папоротниковая и Грушевая».
На каждой поляне живут несколько семей. Мы поднимаемся на Родниковую, где обосновались Еськовы, и вдали видим Медведь-гору. «Говорят, раньше она была больше, но сейчас там карьер щебёнки, и гора постепенно уменьшается», – уверенно продолжает Еськов.

Широка русская душа

У порога дома нас встречает супруга Владимира – Тамара. И сразу, как настоящая хозяйка, приглашает к накрытому столу.
«В городе мы исправно платили за аренду магазина, а вот наш сосед – владелец бильярдного клуба – нет. А арендовали мы площадь у одного хозяина. В итоге ему это надоело, и он запросил аренду в четыре раза больше. Мы материально не потянули.
У нас осталось много товара. Иногда мы тут шикуем: вытираем носы дорогущими платками, носим немецкие носки. Трусики всем своим соседкам раздарила. Одна партия – на всех! – улыбается Тамара. – В основном, мы живём как раз на прибыль от продаж магазина. Квартиру трёхкомнатную в Краснодаре продавать не стали. Вот сруб сделали. Все мы здесь – словно семья, хоть и живём относительно далеко друг от друга. Но мечту о земле мы вынашивали давно».

Фото Алины Меньковой, АиФ.ru
В большой кухне Владимир наливает воду в железный бак, который нагревается от печки. Его ёмкость – 80 литров, семье из трёх человек для мытья посуды и рук хватает на неделю.
Старшая дочь Ольга с мужем пока ещё живут в городе. «Мы тоже мечтаем об участке, хотя папа хочет, чтобы мы жили все вместе, – рассказывает Ольга. – На Кубани ещё нет официального закона о родовых поместьях, как в Белгородской области, где его приняли ещё несколько лет назад.  Но энтузиасты, как мои родители, те, кому надоели шумные города с их беготнёй, переезжают сюда уже сейчас. Чтобы успеть посадить деревья, вырастить здоровых детей, не оторванных окончательно от природы, знающих, что овощи и фрукты растут в земле, а не в магазине. Русская душа широка, она любит простор и тяжело ей в тесноте городских бетонных норок. Рано или поздно наступает понимание, что уже невозможно так жить, хочется выбраться на волю, и из искусственных мест нас тянет к естественным, для полноценной жизни».
Пока бак греется, мы обедаем. «Оленька, потри на тёрочке капустку и свеколку и добавь ложечку масла, рагу я уже сделала, – просит Тамара старшую дочь и расставляет тарелки, рядом с ними кладёт чайные ложки. – Большой ложкой мы толкаем еду в себя, не прожёвывая, а так расходуем больше слюны, ощущаем вкус».
Из комнаты выбегает младшая дочь Настя – с русой косой, в пёстрой длинной юбке. Она учится в Азовском лицее, в шести километрах отсюда. Каждый будний день отец подвозит её в школу. Сегодня воскресенье, и она дома. 
Настя оставляет ноутбук на соседнем столе и присаживается к нам. Телевизора в этой семье нет уже давно. Еськовы считают, что в нём много ненужной и неполезной информации. Новости они узнают друг от друга или из газет.
«Упал метеорит в Челябинске? Думаете, мы не знали! Знали – на работе мне сказали!»
Тамара работает в спортивно-оздоровительном центре «Прасковья» в Ильском. «Конечно, от компьютера трудно отказаться. Интернет необходим для учёбы», – говорит Тамара.
Фото Алины Меньковой, АиФ.ru
На обед – овощное рагу и салат «Заячья мечта». Чёрная соль, ведрусский чёрный хлеб, компот, никакого алкоголя – в этой семье его не употребляют вообще. В пиалке – приготовленные Тамарой огурцы. «Самый удобный способ консервирования – солнышко. Главное – не пересушить. Скоро сделаем сушильные навески, и тогда наши грибочки будут вкуснее. Вкус у них станет сочный, родниковый», – поясняет Тамара и угощает меня томатным соком. Он чуть кисловат, с косточками, но приятен на вкус. После стакана такого сока чувствуешь себя сытым, и обедать уже совсем не хочется. Холодильника у Еськовых нет. «Нам он не нужен. Мясо и яйца мы не едим. То, что купим, сразу оказывается на столе. Затариваемся только сухофруктами, кашами», – говорит Владимир.
«Мы общаемся с сыроедами, но самим перейти на это пока не получается. Варка, парка – всё это придаёт пище аромат. Некоторые мужчины при таком виде питания худеют, при такой-то физической нагрузке. Сильно худые люди – это неприглядно. Сразу вспоминается Кощей. Он бессмертный, но всё же Кощей. А мясо мы перестали есть ещё в городе. Оно трудно переваривается, долго идёт по кишечнику, от него чувствуешь упадок сил, усталость, – вспоминает Тамара. – Когда кушаешь овощи и фрукты, ты начинаешь лучше чувствовать жизнь, настроение людей, даже их запахи. Я, например, как-то чувствую, полный кишечник у человека, который рядом со мной, или нет».
Еськовы перешли на такое питание из-за дочери Насти: у неё был дерматит, врачи не могли помочь, и только натуропат нашёл выход – прописал девочке фруктовое и соковое питание. Они поддержали дочку и отказались от мяса вместе. Прочитали книгу натуропата Марвы Варгашаковны Оганян – стали очищаться. Клизмы. Чай, лимон, травы две недели. И больше ничего. Затем в рационе появились протёртые салатики. Так называемое каскадное очищение, они прошли восемь чисток в течение двух лет. Зато теперь чувствуют себя как никогда легко. «Каскадное лечение – это мучение! Я больше голодать не буду, после него хочется ещё больше есть, – добавляет Ольга. – Я потолстела потом, так объедалась. Ну, не спорю, что кожа стала чище, волосы крепче, ногти».

Мы ещё хотим родить сына

У каждого в этом доме свои обязанности, у Тамары – женские, у Владимира – мужские. Он колет дрова, растапливает печь, следит за туалетом, работает на земле, она – готовит, убирает, делает уроки с дочерью Настей.
На стол садится божья коровка. Никто её не гонит, она здесь часть природы.
«Чтобы жить здесь, нужно быть семьёй. Одной женщине непросто будет. Мужчина здесь нужен с крепкой мужской закалкой, настоящий богатырь, – смеётся Тамара и поглаживает по плечу серьёзного Владимира. – Есть трудности, но обо всех рассказывать не хочется. Сами справимся. Вот только возмущает тот факт, что, когда наши участки перевели из сельскохозяйственного назначения в категорию земель садово-дачного строительства, мы обнаружили, что стоимость налога на землю увеличилась в 87 раз».
«Мама! А где посадский платок?» – обращается к Тамаре Ольга.
Тамара показывает мне льняную одежду – очень красивые длинные платья, платки. Она сама занимается пошивом, этим и подрабатывает. 
Фото Алины Меньковой, АиФ.ru
В доме есть душ, правда, ещё не проведено водоснабжение, поэтому члены семьи моются, поливаясь водой из вёдер. Есть гардеробная и спальня. Временно все втроем они спят в одной комнате. Здесь Настя делает уроки, здесь отдыхают Тамара и Владимир. Расслабляются после работы с помощью массажа.
– Я владею техникой массажа цигун. Благодаря определённым упражнениям, усиливаются и омолаживаются все структуры человеческого организма – кожа, мышцы, сухожилия, кости, внутренние органы, также улучшаются органы чувств.
– Ой, а у меня так болит ухо! – жалуюсь я.
– Причины нашей болезней во внутреннем состоянии. Болит ухо – значит, не хочешь что-то слышать от других, – Тамара достаёт энциклопедию Луизы Хей.
– Давай тебе тоже массаж сделаю? А то вы там, в городе, такие напряжённые. И много энергии друг у друга забираете.
Тамара недавно была в Краснодаре и рассказала, что за тот один день, проведённый там, очень устала от криков, суматохи, от пьяных дебоширов. Здесь – тихо, спокойно.
В комнате много книг, среди них, конечно, есть и серия книг «Звенящие кедры России» Владимира Мегре, но Тамара о них не упоминает, старые фото, статуэтки, свечи. Пока женщина готовит масло для массажа из живицы кедра и мёда, я ложусь на массажный стол. Сёстры остаются вместе и весело болтают  – они не виделись больше месяца.
Фото Алины Меньковой, АиФ.ru
«Здоровый образ жизни – это не только здоровье, это правильное мышление, жизнь по совести, справедливости, правде, – говорит Владимир. – Здесь жизнь по ритмам природы, взаимопонимание. Все живые существа выполняют своё предназначение, а человека заносит. Он должен помнить, что он не царь природы, а друг».
«Мы не хватаемся в поселении за традиции. Мы всё делаем по солнышку. Встаём, ложимся. Даже электричество от солнышка. Отмечаем праздники солнца четыре раза в год. 22 декабря – рождение солнышка, зимнее солнцестояние, Масленица в марте, 22 июня – переход солнца из одной стихии в другую, 23 июля – День дачника и праздник всей Земли. В сентябре отмечаем праздник приношения плодов. Все мероприятия проходят весело, задорно. С песнями, хороводами, танцами, конкурсами, представлениями. Можно веселиться и без алкоголя! Ведь радость от него – просто иллюзия, губящая здоровье».
– Женщины здесь красятся?
– Большинство – нет, только по праздникам. Я без косметики выгляжу лучше.
– Женщина без косметики естественна. А те, кто много красятся, у них потом горб вырастает, они же вечно выгибаются перед зеркалом, – шутит Еськов.
Что бы он ни говорил, он выглядит нарочито и серьёзно, каждое его слово взвешенно и осторожно. Строгости ему придаёт даже не его речь, а его седая борода.
– А секс у вас здесь исключительно для продолжения рода?
– Здесь люди так же влюбляются, встречаются. У нас нет никаких табу или запретов. Люди, которые здесь живут, выбирают такой путь – отказываются от мяса, алкоголя, громкой музыки, вульгарной одежды. Просто когда ты наедине с природой, тебе это уже не важно и не нужно, другие ценности появляются, – смущённо уклоняется Тамара от вопроса.
– Секс – не то слово. Пошлое. Сотворение ребёнка хочется назвать иначе. У нас есть близость. Это другое понятие, это слияние двух душ. Мы хотим ещё родить сына. И будем работать над этим, – улыбается Владимир.
Некоторые жители стараются придерживаться принципа – близость только для зачатия детей.

Моя семья – маленькая Россия

Мы проходим во двор – к земле Еськовых. Их участок занимает квадрат – 3 гектара земли. В его центре стоит платан. В будущем – это будет большое дерево с густой широкой кроной.
– Как вы выбирали участок?
– Ездили везде, ночевали. Вот лучше спалось и дышалось на этом месте. Правда, на одном месте я никак не могла уснуть. То туда пойду, то сюда. Это Володя спал крепко. Потом, когда мы стали искать место для скважины, оказалось, что там находится ручей. И на этом месте мы сделали скважину. Мы не сразу переехали сюда. Сначала наездами, оставались жить в палатке. Срабатывал городской страх.
– Из палатки наша Настя пошла в первый класс! – вспоминает Владимир.
На участке для каждого члена семьи Еськовых посажено своё дерево. Родовая аллейка, как говорит Владимир. У мужчин – дубы, каштаны. У женщин – берёзки, липы.
«Прохожу как-то мимо маленьких деревцов и думаю: «Хоть бы цветочком отозвались, дали знак, что они, наши родные, рядом! И тут, представляете, смотрю, сосенка маленькая, десять сантиметров, проросла. Скоро расцветут черешня, яблоня, черёмуха и даже сакура. Какая красота будет через месяц – два! Пока всё голое, под снежком. Радуют глаз только ели зелёные», – радостно рассказывает Тамара.
Мы едем по просёлочной дороге, где-то в щебете птиц, в запахе хвои. Владимир мелодично поёт: «Ведь у нас с рождения есть такая силушка, всё, что в песне скажется – сбудется сполна».
«Это поселение – наше маленькое государство, – говорит он. – Сидеть перед телевизором и ругать правительство, зачем? Когда можно начать с себя. Жить так, как тебе хочется. Здесь мой род. Моя семья – моя маленькая Россия. А там, в городе – иллюзия жизни. Мы просто вспомнили, как жить. Всегда знали. Каждый из вас знает».